МУЗЕЙ РАСХИЩЕННОЙ ИСТОРИИ ПРИ МИНИСТЕРСТВЕ МРАКОБЕСИЯ

Итак, она звалась Анфисой…

На прошлой неделе общественность Кыргызстана с изумлением узнала, что мумию, более полувека хранившуюся в Государственном историческом музее КР, оказывается, зовут Анфиса. Так сказали местные экстрасенсы. И была мумия якобы третьей женой какого-то египетского фараона, и убили её в Египте, а похоронили почему-то в Баткенской области Кыргызстана. И теперь горемычная мумия Анфиса якобы регулярно выходит на связь с этими экстрасенсами и грозит Кыргызстану разными стихийными бедствиями и катаклизмами. И просит захоронить себя обратно.

Бред, скажете вы? Ещё какой! Но именно этому экстрасенсорному бреду, похоже, поверили в Министерстве культуры, информации и туризма КР и… ЗАХОРОНИЛИ РЕДЧАЙШИЙ МУЗЕЙНЫЙ ЭКСПОНАТ.

С одобрения Государственного исторического музея!

Казалось бы, музей как раз и призван хранить и оберегать музейные ценности. Как можно их хоронить?!

Но тут, после проверки Счётной палатой, выяснилось, что в самом музее уже давно не хватает с полтысячи (503 штуки) древних экспонатов. И вообще творятся, мягко говоря, очень странные дела…

Больше хаоса - меньше виноватых?

Весь археологический фонд Исторического музея добыт руками археологов Института истории и культурного наследия Национальной академии наук КР. Своих экспедиций у музея никогда не было, поэтому археологи академии в разные годы сдавали в музей все свои находки, иногда целые коллекции древних предметов.

- Каждый год в музее должна проходить инвентаризация, - рассказывает завсектором археологии Института истории НАН КР Кадича Ташбаева. - Но много лет её вообще не проводили. В 2008 году наконец была создана комиссия по проверке фондов музея. Я, как археолог, проверяла археологическую часть. Оказалось, что в музее отсутствуют 498 единиц! Среди них были уникальные предметы - два бронзовых кинжала из Каракольского клада, семь предметов из разных кладов эпохи бронзы, статуэтка буддийского божества, другие ценности. При этом отсутствовала документация о причине их утери - ни актов утери, ни актов хищения.

С документацией, по словам Ташбаевой, в главном музее страны большие проблемы, экспонаты оформляются и хранятся с нарушениями. Каждый предмет в музее должен иметь свои номер и паспорт, то есть полное описание - чей, откуда, кто сдал и когда. Всё это должно заноситься в книгу поступлений музея.

- Оказалось, что под одним номером в музее может числиться целая коллекция, - говорит Кадича Искандаровна. - И не указывается, из скольких предметов она состоит. Как же тогда проконтролировать их наличие? Или же под одним номером представлен материал из разных районов. Или предметы оформляются хронологически, а не по месту находки, и таким образом разбиваются целые коллекции. Или многие поступившие в музей материалы не оформляются в течение десятилетий. Например, металлические предметы из раскопок 1954 года были оформлены и сданы в фонд музея только в 2001 году, после 47 лет хранения!

Вдобавок к грубейшим нарушениям в музейной документации, после проверки выяснилось, что археологические материалы в музее хранились в непригодных условиях - лежали на стеллажах, на полу, на столах, в открытом виде, в открытых помещениях, без специальных упаковок, замков и печатей. В помещении, где хранились экспонаты из драгметалла, проходила большая вентиляционная труба из располагающегося ниже кафе, а система сигнализации отсутствовала. Подвальные помещения музея, где хранились фондовые материалы, несколько раз затапливало водой из-за прорыва труб. Уникальные археологические находки неоднократно переносились с этажа на этаж, складывались в мешки, перемешивались между собой, сырели, ржавели, приходили в негодность.

На момент проверки в 2008 году основной фонд музея составлял 7 078 единиц. Это так называемый учтённый материал, предметы с номерами и описями. Кроме этого, в музее имеется научно-вспомогательный фонд, который, по словам Ташбаевой, вообще не учтён, а он по размеру превышает основной фонд в сотни раз!

В чём же причины хаоса в главном музее страны - некомпетентность и незнание музейного дела? Или намеренное "запутывание следов"…

- Будучи студенткой, в 1973 году я участвовала в раскопках в Кетмень-Тюбе, - рассказывает Кадича Искандаровна. - Там нашлось кольцо из драгметалла, очень запоминающееся. На золоте было сделано изображение птицы. Когда я его сдавала в музей, во всех документах писала "страусоподобная птичка". Кольцо вместе со всеми остальными предметами из Кетмень-Тюбе было сдано в музей в 70-е годы, но оформлено только в 2003 году! И при проверке в музее я не обнаружила этого кольца. Говорила: "Это моя находка! Это экспонат! Ищите! Куда делось?" Но его так и не нашли…

шито-крыто не раскрыто


Результаты той музейной проверки были переданы в Министерство культуры и Жогорку Кенеш КР. Уволили главного хранителя музея, и всё затихло. Куда делись пропавшие 498 предметов, до сих пор не знает никто.

- Несколько лет назад, - рассказывает старший преподаватель кафедры археологии и этнологии КНУ Орозбек Солтобаев, - ценная археологическая находка из Кыргызстана - золотой браслет эпохи гуннов - вдруг всплыла на аукционе "Сотбис". Такая известная и уважающая себя компания не станет продавать что-то без проверки и без документов. Но браслет выставили на аукцион. Значит, документы на него были. Значит, браслет тайком вывезли из Кыргызстана в Европу. Как и многие другие предметы. На таможне на них нужны разрешения, и поговаривают, что у тех, кто вывозит, эти разрешения есть. А разрешения выдаёт только Министерство культуры.

Не секрет, что в Кыргызстане уже много лет орудуют так называемые чёрные копатели. Они разрушают древние памятники, грабят могильники, вывозят из страны ценные предметы. По словам Солтобаева, учёные неоднократно обращались в Министерство культуры с просьбой обратить внимание и принять меры, но ответа так и не получили. И, похоже, проблема процветающей в Кыргызстане "чёрной археологии" уже давно перестала быть внешней, а проникла в стены самого Исторического музея.

- Все наши археологи знают, - говорит Кадича Ташбаева, - что сотрудники Исторического музея находятся в тесном контакте с антикварными магазинами. Туда сдаются наиболее ценные находки. И не только в Бишкеке. Лично со мной был случай. Я поехала на семинар в Алматы. Там ко мне подошла сотрудник алматинского Центрального археологического музея и сказала, что "от вас приезжала женщина, привезла орудие труда эпохи бронзы. Хотела продать". Представляете - сотрудник государственного музея привёзла экспонат на продажу! По описанию я эту женщину узнала, она и сейчас работает в Историческом музее. Более того, она была в недавней комиссии по вопросу захоронения мумии.

В июле 2016 года в Государственном историческом музее случился пожар. Сгорело около 300 квадратных метров музейных помещений. В тушении участвовали 63 спасателя МЧС, на месте дежурили 50 сотрудников РУВД и 5 бригад скорой помощи. Пострадали 12 человек - получили отравление угарным газом и травмы. Однако, по словам директора музея Анаркуль Исиралиевой, в пожаре сгорел всего один музейный экспонат - старая юрта, да и та подлежала списанию, всё остальное - "на месте, музей ничего не потерял". Так это или нет, похоже, никто не узнает никогда.

- Когда музей готовился к реконструкции, - продолжает Кадича Ташбаева, - то большую часть материалов спустили в зал заседаний и разложили на скамейках. А они обиты дерматином. По слухам, в музее был какой-то сабантуй, в зал заходили люди, курили, вполне возможно, окурок бросили. Сами сотрудники музея говорят, что в зале долгое время тлело… Пошёл дым. Когда открыли, то вспыхнуло. Погибло много фондового материала. А директор музея клянётся, что всё на месте. Ничего подобного!

По словам Кадичи Ташбаевой, после пожара в музее полагалось создать межведомственную комиссию, но этого не сделали.

- Как будто произошло абсолютно рядовое событие! - справедливо возмущается археолог. - На рынке контейнер сгорит - и то поднимается больше шуму. А тут до сих пор неизвестно, что сгорело, что осталось, в каком состоянии и - главное - кто виноват?

Спросить об этом, а также о пропавших 503 музейных предметах и о многом другом саму директора Исторического музея Анаркуль Исиралиеву, увы, не получилось - она так и не взяла телефонную трубку. В пресс-службе Минкультуры это объяснили тем, что "директор работает в подвале здания Минкультуры". Похоже, в министерстве нашлось удобное место, чтобы, в случае чего, отсидеться.

скоропостижные похороны

По Закону КР "О музеях и музейном фонде", ни один экспонат не может быть отчуждён из музейного фонда без особо веских на то оснований. Чтобы определить непригодность экспоната к хранению, требуются долгое время, специальная комиссия и целый пакет документов, согласованных с несколькими ведомствами. Недавний случай с захоронением мумии показал, что для Министерства культуры КР и закон, и все формальности - пустой звук.

- Комиссию по вопросу захоронения мумии созвали 12 октября, а утром 14-го мумию уже захоронили в Баткене, - говорит специалист Орозбек Солтобаев. - Из заявленных в комиссии троих учёных-археологов одного просто не пригласили, второго за день до этого вызвала директор музея Исиралиева, уговаривала поддержать захоронение мумии, но он отказался, и комиссия обошлась без него.

По словам Кадичи Ташбаевой, до сих пор нет ни одного удостоверяющего документа о том, что экспонат - мумию - законно изъяли из музейных фондов.

- Должен быть приказ, на основании которого Исиралиева выдала мумию, по акту, - поясняет Ташбаева. - Нет ни акта, ни приказа. А ведь директор музея должна была костьми лечь, но защитить экспонат! На то она и директор. Мало ли что кому в голову взбредёт? А вдруг завтра министру захочется потребовать: а ну-ка принесите золотой фонд ко мне домой! И директор что, понесёт?!

Мумию захоронили стремительно. Сразу же нашёлся транспорт, чтобы отвезти музейный экспонат в Баткен, нашлись люди, готовые её захоронить. Среди которых не было ни одного представителя науки. Как и не было документов, разрешающих вывоз и захоронение, а главное - подтверждающих, в каком состоянии находилась погребённая мумия. После прошлогоднего пожара в музее ни один специалист мумию так и не увидел. ЧТО ЗАХОРОНИЛИ-ТО?

- Я спрашивал, где акт, - говорит Орозбек Солтобаев. - Где подписи людей, которые видели мумию в последний раз? Кто определял, в каком состоянии она находилась? Ни одной подтверждающей бумаги нет!

Впрочем, похоже, что с документацией в Министерстве культуры, как и в Историческом музее, тоже беда. В приказе о создании межведомственной комиссии "для решения сложившейся ситуации с захоронением мумии" вместо министра культуры значится статс-секретарь Секимов. Он же - председатель комиссии и человек, который подписывал этот приказ.

- Создание такой межведомственной комиссии - прерогатива только правительства, - говорит Кадича Ташбаева. - Она создаётся только за подписью первого лица в правительстве. Получается, что статс-секретарь министерства взял на себя функции главы правительства? Что, в Минкультуры не знают таких вещей? Получается, вся наша государственная система на грани развала.

Сам приказ о создании комиссии датирован ещё 4 июля. Получается, избавиться от музейного экспоната планировали давно, почему же захоронили мумию именно 14 октября?

- Торопились до выборов, - говорит Орозбек Солтобаев. - 15 октября были выборы президента. А за несколько дней до этого по одному из телеканалов выступал… экстрасенс, утверждая, что нужно захоронить мумию именно до выборов, "чтобы не было кровопролития". А теперь экстрасенсы уже открыто заявляют, что если бы не захоронили мумию, то президентом Кыргызстана стал бы другой человек…

Ну не маразм ли?!

ай-ай-ай-аяны

"Разговаривающие" с мумией ясновидящие, экстрасенсы и остальные городские сумасшедшие атакуют учёных Академии наук на протяжении последних лет двадцати. Регулярно приходят и в музей, и в академию, проклинают сотрудников, требуют закрасить петроглифы Саймалы-Таша, прекратить разработку месторождений, потому что под ними находятся "древние бриллиантовые города"… И, похоже, чувствуют себя вправе свободно вмешиваться в государственную науку и культуру. Это подтверждает недавняя пресс-конференция учёных и академиков, выступивших против захоронения мумии. В самый разгар мероприятия в зал ворвалась женщина, назвавшаяся "экспертом от имени экстрасенсов и всего народа", и принялась убеждать собравшихся, что уже три года ей поступают "аяны" (видения) о том, что "труп мумии" нужно захоронить и что "мы молились, чтобы урагана не было, и его не было".

Ясновидящая уверенно заявила, что по её запросу (!) госкомиссия при президенте утвердила "правильный перевод семи заветов Манаса" и что теперь госучреждения ДОЛЖНЫ будут повесить у себя все плакаты с "правильным" переводом. Под конец экстрасенша заявила, что возвращать мумию в музей и исследовать её больше незачем, потому что "и так доказано, что кыргызы - прародители человечества".

Без комментариев...

министр без культуры

По словам учёных, если для них, работников науки, попасть на приём к нынешнему министру культуры Тугелбаю Казакову - большая проблема, то экстрасенсы к министру "просто так ходят". Как и так называемые сектанты - бородачи в белых одеяниях, называющие себя священнослужителями (что интересно, официальный муфтият в дела музейные не вмешивается).

Сам же министр культуры Казаков, когда в СМИ началось обсуждение скоропостижного захоронения музейного экспоната, повёл себя, мягко говоря, некультурно - на пресс-конференции с журналистами просто встал и ушёл со словами: "Я уже устал давать интервью". Перед этим, правда, успел заявить, что "держать в музее труп так открыто не положено".

Выходит, музейный экспонат для министра культуры, как и для экстрасенсов, тоже всего лишь "труп"?

- Нынешний министр культуры, похоже, тоже стал одним из этих "духовных лиц", - говорит Кадича Ташбаева, - которые заявляют, что мы - мусульмане и что нам это не положено. Но если министр в своей деятельности руководствуется основами шариата, то ему надо уйти служить в мечеть и не занимать высокий государственный пост в правительстве.

Кто сегодня в Кыргызстане занимает высокие государственные посты и что в голове у этих людей, наглядно показала ситуация с этим захоронением. Громче всех за фактически уничтожение музейного экспоната выступил депутат Жогорку Кенеша Рыскелди Момбеков, который на заседании ЖК на полном серьёзе вопрошал, кто такая эта мумия - кыргызка или нет? Мусульманка или нет?

- Пусть "Историю Кыргызстана" хотя бы почитает, школьную программу, - говорит преподаватель кафедры археологии и этнологии Орозбек Солтобаев. - Мумия датируется 5 веком, тогда исламской религии ещё не было, все знают, что она появилась в 7 веке. И кыргызов в нынешнем понимании тогда тоже ещё не было.

Итак, что мы имеем в сухом остатке? Бардак в главном, Историческом музее страны, экстрасенсорные пляски на руинах кыргызстанской науки и пустоту в головах чиновников… Не иначе, настала в стране эпоха мракобесия!

- Тяжелейшие времена наступили в Кыргызстане, - говорит учёный - археолог Академии наук Кадича Ташбаева. - Нам хочется, чтобы нами руководили умные, грамотные люди. Но государственную политику теперь делают сектанты и духовники. Что ждёт наше государство? К чему мы идём?
Судя по всему, уже пришли.

Евгения МАРТЬЯНОВА

Министр культуры Тугелбай Казаков с пресс-конференций уходит, не прощаясь. Устал, говорит, от общения с прессой... От своих министерских обязанностей, судя по происходящему, правительственный чиновник тоже устал. Не по плечу оказалось культурно-просветительское бремя.
P. S. 28 октября Т. Казаков подал в отставку и указом президента освобождён от должности министра культуры, информации и туризма Кыргызстана.
По собственному желанию ушёл… Жаль, что не уволен за профнепригодность. За развал культуры и работы бескультурного министерства.

http://delo.kg/index.php/kultura/11255-muzej-raskhishchennoj-istorii-pri-ministerstve-mrakobesiya
01.11.2017



Kyrgyzstan travel