Письменные памятники о государстве Караханидов

Источниковедение Кыргызстана ( с древности до конца XIX в.) Б., 2004. С.-250-257.

К середине X в. в Семиречье образовалась конфедерация Караханидов, куда входили могущественные племена чигилей, ягма и карлуков, составивших ее ядро. Позже к ним присоединились другие, менее многочисленные племена. Возникновение Караханидского каганата знаменуется становлением феодальных отношений, формированием государственной власти по саманидскому типу и принятием ислама в качестве государственной религии[1].
В конце X в. государство Саманидов было разгромлено Караханидами, все его владения, в том числе и Мавераннахр, были включены в состав Караханидского каганата. Саманиды оказали определенное влияние на становление феодальных и государственных институтов в каганате, что способствовало централизации власти в государстве. В свою очередь государственная структура и система управления Саманидов были построены на основе бюрократической традиции Ирана.
Караханиды, оказавшись в области мощного воздействия оседлой цивилизации, были втянуты в новую систему экономических и социальных отношений, стали частью этой системы и нашли приемлемые пути вхождения в уже сложившийся хозяйственно-культурный регион Средней Азии. Этому в немалой степени способствовала сравнительно быстрая исламизация тюрков в Караханидском каганате, создавшая предпосылки для его политического приятия в среде мусульманского мира.
Государство Караханидов не было простым продолжением тюркских каганатов Центральной Азии ни в политическом, ни в экономическом плане, оно возникло и оформилось на иных принципах, с иной политической системой и культурной ориентацией.
По мере развития феодальной государственности и включения тюркских племен в сферу оседлой, прежде всего городской, цивилизации формировалась надплеменная этни¬ческая общность с одним общеупотребительным языком и письменной культурой. Этот естественный процесс был нарушен монгольским завоеванием[2].
Становление государственной власти и системы управления у Караханидов непосредственно связано с введением института феодального пожалования в форме "икта". Военно-ленная система была характерна для раннефеодального государства Караханидов и соответствовала уровню его социально-экономического развития.
Феодальный институт "Икта" не был созданием лишь завоевавших Мавераннахр тюрков, он имел распространение в X в. в Ираке, Иране, а также в Саманидском государстве[3] . У Караханидов он получил широкое распространение только в XI в., поскольку караханидские правители считали более выгодным для себя награждать такими пожалованиями лиц, находившихся у них на военной и гражданской службе, в то время как у Саманидов около половины бюджета расходовалось на содержание государственных чиновников и войска[4]. С ликвидацией дехканства освобождались большие земли, что давало возможность решить вопрос о представлении кочевой феодальной верхушке, занимавшей в войсках командные места, источников дохода. В результате создается новый тип феодального землевладения - икта.
В форму феодального пожалования входит не земля и не люди, а право на получение определенного дохода в виде поземельного налога (хараджа). Пожалование "икта" было одним из каналов феодализации общества, так как раздача права сбора в свою пользу поземельного налога ослабляла государственную казну, а тем самым государственную власть[5] . Владельцы икта (перс, иктадары) внедрялись в те пункты, откуда они получали свои доходы, и стремились закрепить за собой не только доходы, но и земли, а также распространить свою власть на крестьян[6]. Икта - это процесс феодализации государства как бы сверху. Навстречу этому процессу шла феодализация снизу - коммендация, когда крестьяне отдают свои земли, себя под покровительство крупным земельным собственникам с целью получения льгот на ссуды, уменьшение поземельного налога. Одним словом, слабые искали помощи у сильного. Постепенно отношение покровительства сменялось отношением зависимости и подчинения[7].
С течением времени трансформируются и сам характер и внутренняя сущность института феодального пожалования и выявляются две основные тенденции в его использовании: во-первых, это пожалование превращается из временного в пожизненное и наследственное; во-вторых, иктадары стремились расширить свои права, распространяя их на землю крестьян и всё управление. Следует иметь в виду, что, как правило, во владении иктадара могли находиться целые области, районы, города и поселения с их жителями и другие значительные объекты[8] .

Между тем развитие этих тенденций в Караханидском каганате стало объективно обусловливать формирование удельной системы в государстве, поскольку она вызревала из самого института феодального пожалования. Отсюда усиление сепаратизма со стороны крупных иктадаров, стремление к самостоятельности, их жесткая позиция по отношению к центральной власти, особенно в период ее ослабления. В последующем удельная система стала одной из главных причин частых междоусобиц и постоянной смены правителей в Караханидском каганате[9]. Власть в Караханидском государстве была поделена между знатью двух племенных группировок - чигилей и ягма, составивших ядро карлукской конфедерации и заложивших основы каганата. Караханидский каганат еще до завоевания Мавераннахра имел довольно стройный центральный аппарат, однако с приходом Караханидов в Мавераннахр в Западном их ка¬ганате тюркские названия должностей постепенно были вытеснены саманидскими. В Восточном каганате также произошли подобные изменения, но сохранились и преобладали в административном аппарате прежние тюркские наименования должностей[10] . Возможно, это объясняется различием этнического состава в каганатах. Так, в восточной части преобладало население, говорившее на тюркском, в западной - на таджикском языке. Караханиды с завоеванием Мавераннахра государственную структуру и систему управления Саманидов не подвергли крупным изменениям, хотя Караханидское государство было менее централизованным, нежели Саманидское.
В Караханидском государстве верховная власть принадлежала кагану, носившему титул "кара-хан", "карахакан", который имел значение "великий", "верховный правитель", "хан народов". Некоторые представители караханидской династии имели титул "Арслан-хан", "Бугра-хан" или "Тамгач-хан", что, возможно, было связано с названием тотемного животного племени, например, у чигилей "арслан" - лев, у ягма - "бугра" - верблюд. Что касается титула "тамгач", то так именовали китайского императора. В данном случае име¬лось в виду, что караханидские правители присоединили к своему титулу эпитет "царя Востока и Китая"[11]. Другие титулы - "илек-хан", "илик-хан" или "элик"; их присваивали правителям тюрков, и означали они "первый", "правитель", "князь"[12]. Позже этот титул перешел к удельным владетелям. Власть верховного кагана теоретически была неограниченной и передавалась по на¬следству в рамках правящего дома. Эту трактовку следует принять с определенней оговоркой, поскольку могущественные удельные владетели не всегда считали себя вассалами кагана, некоторые из них от своего имени чеканили монеты без упоминания титулатуры сюзерена, что служило поводом для междоусобных войн. Что касается престолонаследия, то здесь не было строгого порядка наследования, и в разные периоды влияние хана на выбор наследника было разным. Таким образом, выбор наследника не являлся строго легитимным, т. е. признаваемым как членами династии, так и ее окружением. Низложение царствующего кагана ближайшими родственниками и, прежде всего, ханским окружением, воспринималось как вполне естественное. Однако каганский правящий дом строго следил за тем, чтобы ханская линия не пресекалась кем-либо из числа узурпаторов нехан¬ского рода. Наследный принц имел титул "тегина" и назначался удельным владетелем крупной области.
Каган единолично решал вопросы войны и мира, взаимоотношений с другими госу¬дарствами, он назначал и смещал военачальников, правителей областей и городов, по своему усмотрению облагал повинностями и налогами население, предоставлял отдельным лицам феодальные права. Собственником всех земель считался Верховный каган[13]. По некоторым важным вопросам правитель советовался с родственниками, советниками, приближенными и соответственно принимал решение, оставляя за собой последнее слово.
В некоторых случаях каган выступал в качестве арбитра в судебных разбирательствах, в итоге каганским решением завершался судебный процесс, поскольку глава государ¬ства являлся его же верховным судьей[14]. Каганы признавали себя клиентами (мавла) халифа и с его именем чеканили монеты. В устройстве центрального аппарата Караханиды воспользовались опытом государственного управления Саманидов, воспринятого и оформившегося в стройную систему в сасанидском Иране, а также в аббасидском халифате. Караханиды эту систему в некоторой степени упростили и приспособили к своей системе управления[15]. Центральный государственный аппарат делился на две части: дергах (дворец) и диваны (военно-гражданские ведомства).
При дворе верховных и удельных владетелей состоял улуг хасс-хаджиб - глава всего придворного штата, что соответствовало "министру двора" или, по В.В. Бартольду, "главному камергеру"[16], (араб, хасс-хаджиб - "служитель", "привратник", "досмотрщик") -придворный чин высокого ранга[17]. Улуг хасс-хаджиб являлся посредником и советником кагана. Кроме того, он должен был обладать десятью качествами[18] и быть всевидящим оком правителя, наблюдать за исполнением законов и обычаев, устанавливать связи с казначеем, писцами, ремесленниками, принимать и провожать послов, следить за организацией официальных церемоний, выслушивать просьбы и жалобы бедняков, вдов и сирот, докладывать о них кагану[19]. Как правило, на эту должность назначались представители родовой аристократии из чигилей либо ягма, и она передавалась по наследству.
При вступлении в должность каган вручал хасс-хаджибу платье (халат), чашу, печать и коня как символ высокого государственного сана и власти [20]. Титула хасс-хаджиба был удостоен автор произведения "Кутадгу билиг" ("Благодатное знание") Юсуф Баласагуни. Двор правителя назывался капуг. Все внутренние его дела вел дворецкий - купуг башы: следил за казначеем - агычы, управляющим по делам приема гостей - бирук, поваром - ашгы, кравчием - ыдышчы, кастеляншей - тошекчи, сокольничим - кушчи и "собирателем" пуль и их хранителем - ок-йачы[21].

Почетные места при дворе занимали писарь - битигчы и секретарь - ылымга[22]. По примеру Саманидов Караханиды создали диван (канцелярию), во главе которого стоял вазир (араб, "главный министр"; ранее этому титулу соответствовала должность "югруш", позже было заимствовано арабское название "вазир"), которому также каган вручал атрибуты государственного сана и власти - печать и бунчук (древко с шаром или острием на верхнем конце и прядями конских волос), барабан и кольчугу[23] . Ему подчинялись остальные диваны. Он контролировал все административные, политические и хозяйственные учреждения. Вазир ведал также военными силами государства. При Караханидах на должность вазира обычно назначались представители трех аристократических родов - чигилей, ягма и карлуков. Финансовые дела государства вел диван муставфи (казначей), который имел штат счетоводов, занимавшихся подсчетами доходов и расходов государственной казны[24]. Дипломатическими отношениями и важными государственными протоколами ведал диван ал-расаил (посланий) или инша (сочинений)[25].Обеспечением армии и всеми военными делами занимался диван сухиб аш-шурат. Его помощник (ариза) с руководимой им специальной канцелярией ведал войсковой казной, следил за состоянием дисциплины в войске, его снаряжением и продовольственным снабжением[26] . Доставкой государственной почты и одновременно тайным наблюдением за местными правителями и чиновниками занимался диван сахиб ал-барид. Он повсеместно имел своих почтовых чиновников со штатом гонцов и множеством почтовых лошадей[27]. Диван почты имел двойное подчинение: он подчинялся правителям областей и соответствующему центральному дивану.
За рынками, весами и ценами на рынках, за соблюдением норм изготовления ремесленной продукции, а также нравственностью населения (посещение мечети, употребление вина и т. п.) надзирал диван мухтасиба, имевший помощников во всех городах; они оказывали существенное влияние на жизнь городов[28]. Контроль за доходами и особенно расходами казны и другими государственными делами осуществлял диван мушрифов (наблюдателей). Были еще диван казия (судьи) во главе с главным казием, диван аз-зия, ответственный за государственные земли, и диван вакф, ведавший дарственными землями и другим имуществом мусульманских учреждений. Следует заметить, что вышеназванные должности были заимствованы у Саманидов и функционировали с прежними названиями в Западно-караханидском каганате[29]. У Караханидов местные органы государственного управления были основаны на удельной системе. Временами они существовали независимо от центральной власти, и тогда в них учреждались те же должности, что и в центральном административном аппарате.
Главы удельных владений назначались из числа членов династии и влиятельной феодальной знати, включая бывших местных владетелей. Удельные владетели всячески стремились превратить свои земельные пожалования в пожизненные, а затем и наследственные, тем самым порождая конфликты и столкновения с центральной властью. В конечном счете Караханидский каганат в 1043-1044 гг. распался на Западный и Восточный, с центрами, соответственно, Самарканд и Баласагун.
Владения Караханидов делились на эл, вилайеты (области, провинции), управляемые беками-тарканами, которые непосредственно подчинялись удельным князьям либо центральной власти. Города Мавераннахра, Ферганы и Семиречья управлялись специальными должност¬ными лицами, называемыми раисами, мухтасибами (градоначальник, надзиратель), которые назначались из среды городской знати. Структура городского управления была идентичной ведомствам центральной власти караханидского государства. "Люди пера" набиралось в основном из среды дихкан и духовенства. Чиновникам для поступления на службу кроме принадлежности к господствующему классу и связей с влиятельными кругами требовались еще определенные знания - Корана и основных норм шариата, в разных науках, владение арабским и тюркскими языками[30]. Таким образом, система центральных и местных органов государственного управления Караханидского каганата была в основном построена по их типу в Саманидском государстве, практически Караханиды оставили без изменения существующий порядок и после завоевания Мавераннахра.
Большим влиянием в делах центрального и местного управления пользовалось мусульманское духовенство. Главой всего духовенства был шейх уль-Ислам (глава ислама). Второй по значению должностью высшего духовенства был хатиб (проповедник), который имел право произнесения хутбы (проповеди) в соборных мечетях во время пятничной молитвы. Духовенство пользовалось в государстве Караханидов большим почетом, даже первые караханидские каганы находились под его влиянием, отличались благочестивым поведением и носили мусульманские имена[31]. Помимо контроля за соблюдением религиозных предписаний, на духовенство возлагались судебные функции. Судебная система была отделена от административной. Местные власти не имели права вмешиваться в решения судей. Шейх уль-Ислам назначал из представителей духовенства казия, который при вынесении судебного решения руководствовался, прежде всего, Кораном и сунной. В исключительных случаях он обращался к высшим органам духовенства, а те в свою очередь к кагану[32]. Судебные решения и приговоры казия, как правило, были окончательными и обжалованию не подлежали. Нередко мусульманское духовенство выступало в союзе со знатью против неугодного им верховного кагана[33].
В Караханидском каганате важную роль во внешней и внутренней политике играла армия. Основной стратегической задачей кагана считалось завоевание территорий, в котором должны были участвовать все совершеннолетние. На первоначальном этапе караханидская армия состояла из племенного ополчения, но со временем оно превратилось в регулярное войско, состоявшее из двух частей - постоянного войска и племенного ополчения. Войсковой диван сухиб аш-шурат ведал военными ленами (икта), всеми видами жалованья и платежей воинам всех званий, в его обязанности входили также контроль и регистрация войск и его вооружения. При нем находился войсковой инспектор. Войско состояло из пеших солдат и конницы. Войсковые подразделения армии Караханидов называли черик (войско), солдат - юз (сотни) и минг (тысячи), войсковые соединения - ко-шун, младших офицеров - чабуш, а предводителя конницы - хайл баши[34].В качестве жалования за военную службу войсковых командиров и военачальников наделяли правом взимания налогов (икта) с земельных участков, часть из которых уходила на содержание войска. Размер земельных участков мог составлять целые области, районы, города и объем взимаемых налогов зависел от занимаемой должности в военной иерархии того или иного военачальника, командира. Следует отметить, что жалованные владетели стремились расширить свои права, а центральная власть - пресечь эти попытки. Налоговая система Караханидского каганата определялась типом хозяйства и формой собственности. В целом хозяйство было натуральным при существовании товарно-денежных отношений. Во всех крупных городах и владениях имелись монетные дворы, где чеканили в основном медные монеты (фельсы). Однако ремесленное производство еще не стало самостоятельной отраслью: оно было мало связано с рынком. К тому же в Западно-караханидском каганате преобладал земледельческий тип хозяйства, тогда как в Восточном доминировало скотоводческое хозяйство. Тем не менее, эти два типа хозяйства дополняли друг друга.
Что касается собственности на землю, то у Караханидов существовали в основном следующие ее формы: государственная, ханская, феодальные пожалования за службу, мульковая и вакуфная. Ханские земли налогом не облагались. Согласно мусульманскому праву мульковые земли рассматривались как частновладельческие и делились на две катеные им богатыми феодалами. После перехода в категорию вакуфных земли освобождались от хараджа. При Караханидах большое значение приобретает условное землевладение в форме икта[35]. Караханидское государство на правах суверена облагало население поземельным налогом хараджем. Характер взимания был неодинаков: в некоторых областях был денежным, в других - натуральным, в-третьих - смешанным[36] . Кроме хараджа были другие виды поборов, например "закят". Закятом облагали скот, плодовые деревья. Эксплуатации подвергались и горожане: это были отработочная рента в форме "хашара", сборы с тор¬говли и т. д.[37]

Структура государственной власти и система управления Караханидского каганата

Итак, Караханидское государство образовалось в результате объединения трех кар-укских племен в середине X в. Государственные институты и система управления были озданы по саманидскому типу. Введение института феодального пожалования привело к юрмированию удельной системы. В конечном итоге удельная система государственного правления явилась причиной распада Караханидского каганата в 1043-1044 гг. и образо-анию в 1069-1070 гг. Западного и Восточного каганатов.

[1] Джуманалиев Т. Д. Политическая история Караханидов (Х-ХИ вв.) // Политическая история Кыргызстана. - Бишкек, 2001. - С. 57.
[2] Кляшториый С. Г., Савинов Д. Г. Степные империи Евразии. - СПб., 1994. - С. 40-41.
[3] НегматовН. Н. Государство Саманидов. -Душанбе, 1977. - С. 29.
[4] История Узбекской ССР. Т.1. - Ташкент, 1967. - С. 377-378.
[5] Давидович Е. А. Нумизматические материалы для истории развития феодальных отношений в Средней Азии при Саманидах // Тр. АН Тадж. ССР. Т. XXVII. - 1954. - С. 112-115.
[6] Якубовский А. Ю. Феодальное общество Средней Азии и его торговля с Восточной Европой в X-XV вв. // Материалы по истории Узбекской, Таджикской и Туркменской CCP Вып. 3. Ч. I. - Л.,1932.-С. 24-
[7] Якубовский А.Ю. Вопросы периодизации истории Средней Азии в средние века (VI-XV вв.): Краткие сообщения института истории материальной культуры. Вып. XXVIII. -1949.-С. 36-37.
[8] Давидович Е.А. Указ. работа. - С. 112-115.
[9] Бартолъд В.В. Туркестан в эпоху монгольского нашествия // Соч. Т. I. - М, 1963. -С. 330.
[10] Караев O.K. История Караханидского каганата (Х- нач. XIII в.). - Фрунзе, 1983. -С. 246.
[11] Бернштам А. Н. Избранные труды. Т. И. - Бишкек, 1998. - С. 30
[12] Бартолъд В. В. Илек-ханы. Соч. Т. II. Ч. 2. - М., 1964. - С. 519.
[13] Караев О. К. Указ. работа. - С. 245.
[14] Бартольд В. В. Богра-хан, упомянутый в Кутадгу билик // Соч. Т. V. - М, 1968.-С. 420-423.
[15] Штатов Н. Н. Указ. работа. - С. 27.
[16] Бартольд В. В. Халиф и султан // Соч. Т. VI. - М., 1966. - С. 67.
[17] Юсуф Баласагунский. Благодатное знание. - М, 1983. - С. 541.
[18] Там же.-С. 199-205.
[19] Там же. - С. 502.
[20] Там же.-С. 154,207, 551.
[21] Там же .-С.207-208;220-225;229; Караев О. Указ.работа.-С.247.
[22] Там же -С.215; Караев О. Там же.-С.247.
[23] Караев О. Указ. работа. - С. 105; 541; 553.
[24] Бартольд В. В. Туркестан ... - С. 289.
[25] Там же.
[26] Негматов Н.Н. Указ. работа. - С. 28.
[27] Там же.
[28] Караев O.K. Указ. работа. - С. 247.
[29] Там же. - С. 247-250.
[30] Негматов Н.Н. Указ. работа. - С. 29.
[31] Бартольд В. В. Туркестан в эпоху... - С. 318.
[32] Бартольд В. В. Богра-хан... - С. 420-423.
[33] Бартольд В. В. Туркестан в эпоху... - С. 373, 379-380.[34] Караев О. К. Указ. работа. - С. 248.
[35] Федоров М.Н. Караханидская нумизматика как источник Средней Азии конца Х- нач. XIII вв.: Автореф. дис. ... докт. наук. - Новосибирск, 1990. - С. 25
[36] Гафуров Б. Г. Таджики. - М, 1972. - С. 184.
[37] Федоров М. Н. Указ. работа. - С. 26.

Джуманалиев Т.Д.
http://history.krsu.edu.kg/index.php?option=com_content&view=article&id=408:------&catid=24&Itemid=56


Kyrgyzstan travel