О христианском наследии в культуре Кыргызстана

Тянь-Шань - высокогорный регион, издревле осваивался как зона кочевнического скотоводства. В долинах Таласа, Чу и Иссык-Куля, являвшихся также зоной кочевых цивилизаций, издревле культивировалось как скотоводство, так и земледелие. Последние археологические работы Иссык-Кульской экспедиции, позволившие идентифицировать остатки затопленного городища со столицей усуней городом Чигу – на дне Тюпского залива Иссык-Куля – свидетельствуют о хозяйственном взаимодействии оседлых цивилизаций и кочевых обществ в регионе еще с первого тысячелетия до новой эры.
Особый интерес представляют духовные аспекты такого взаимодействия. В кочевой среде с ее шаманско-языческими представлениями и обрядами уже с начала первых веков новой эры появляются христианские миссионеры в его еретическом несторианском проявлении.
Древнейшие следы христианства на Тянь-Шане связаны, как известно, с его ранней формой ереси – с несторианством. Христианские несторианские надписи были открыты на Тянь-Шане в 1886 г. и впервые исследованы профессором Д.А.Хвольсоном и академиком В.В. Радловым. К настоящему времени обнаружено на Тянь-Шане более 700 несторианских эпиграфических памятников и четыре христианских архитектурных памятника средневековья: две церкви и два монастыря.
Известно, что Патриарх Константинопольский Несторий в первой половине V в. н.э. был осужден как еретик на Эфесском соборе 431 г. Его сторонники подверглись гонениям и из Византии через Сирию достигли Центральной Азии. Появились они и на Тянь-Шане. Бронзовые и нефритовые несторианские крестики, камни и керамические сосуды с их изображением обнаружены повсеместно как в долинных частях (в т.ч. на Иссык-Куле), так и высокогорных районах. Христианство начало проникать на территорию Кыргызстана с проникновением сюда согдийцев, несших земледельческую культуру и новую веру, с середины 1 тысячелетия н.э. Самым ранним памятником, расположенным на территории Кыргызстана является небольшая церковь VII-VIII вв., раскопанная Л.Р. Кызласовым в средневековом Суябе – столице тюркских каганов в Чуйской долине.
Основатели христианских церквей и монастырей были проповедниками оседлого образа жизни и городской культуры среди подавляющего аборигенного кочевого населения.
Оседлая цивилизация проникла в кочевую среду, неся не только новый образ хозяйствования, новый образ бытия, но и новую идеологию, новую духовную культуру.
С VI в. некоторые тюркские каганы стали принимать христианство, а на рубеже VIII-XI в. епископ Тимофей обратил тюрков в Христианство. В IX в. в Таласе была главная Христианская церковь, а Таласский эмир исповедовал Христианство. В караханидском государстве на Тянь-Шане (XI в.) христиане проживали спокойно и не подвергались гонениям со стороны ислама. Сильные несторианские общины в XI-XII вв. были на Иссык-Куле.
В XII в. несторианский патриарх Илья III добился учреждения метрополии в Кашгаре – столице гурханов киданей. Новый митрополит назывался митрополитом Кашгарским и Невакета и ведал всеми христианами Тянь-Шаня, в т.ч. Иссык-Куля.
Последний караханидский владетель Баласагуна Кучлук, сам бывший христианином, мусульман заставлял силой принимать христианство, чем вызвал ожесточенную ненависть местного населения. Это послужило одной из причин легкого признания жителями Караханидского каганата власти Чингизхана, которому добровольно сдали свой город. Кучлук вынужден был бежать.
Самым замечательным сохранившимся до наших дней архитектурным памятником христианской обители на Тянь-Шане является Таш-Рабатский монастырь, известный уже с раннего средневековья. Построенный на рубеже X-XI в. Таш-Рабат представлял из себя стационарное жилище монастырского типа, функции которого, со временем, менялись, и позже здание использовалось также как караван-сарай на одном из ответвлений Великого Шелкового пути. В 1901 г. местным краеведом Н.Пантусовым у Таш-Рабат был найден надгробный кайрак с сирийской надписью, что также подтверждает его несторианскую принадлежность [Перегудова, 1989, с. 53, 57, 65].
Другие ранние памятники - погребения христиан с нательными крестиками из бронзы и нефрита этого же времени были обнаружены во многих местах Тянь-Шаня, исследованы В.Д. Горячевой в захоронениях средневекового Невакета (городище Красная речка), известны христианские комплексы на Буранинском городище (средневековый Баласагун), на Иссык-Куле и др. местах Кыргызстана. Наиболее изучены несторианские эпитафии (24 памятника) из окрестностей села Кара-Джигач (в зоне г. Бишкек) в Чуйской долине. Здесь в XIII-XIV в. находился город Тарсакент (бук. «Город христиан»: от персидского «Тарса» – христианин и согдийского «кент» – город).
Не так давно с Карабалтинского городища доставили в музей КРСУ тюркское каменное изваяние (без головы). Хорошо просматриваются детали одежды. Примечательно, что сзади, вдоль спины просматривается надпись, сделанная предположительно согдийским письмом. Здесь же, на городище, обнаружена и бляшка с изображением несторианского креста.
На Иссык-Куле уже в наше время найдено только одно кладбище с несторианским кайракам – т.е. эпитафиями на камне. Это – на южном побережье озера у с. Саруу и отдельная эпитафия также к югу от Иссык-Куля в ущелье Жууку. Кыргызский палеолингвист Ч.Джумагулов прочитал и опубликовал их.
Сарууйский памятник XIV века из 13 строк – это эпитафия некоего Чангши-кана в честь жены, умершей в 1647 году по счету лет от Александра Македонского: «ей память сделали, пусть не забудется (она) среди друзей» [Джумагулов, 1982, с. 42].
Судя по памятникам, сирийское несторианское письмо употреблялось на Тянь-Шане с VIII по XIV вв. со времени принятия христианства тюрками кагана Арслан Иль Тюргук (766-840 г.г.) и до гибели семиреченских несториан в середине XIV в. (город Тарсакент).

История изучения затонувших памятников Иссык-Куля
Местный фольклор изобилует легендами, существует и ряд научных версий относительно образования затонувших городов Иссык-Куля. В прибрежной части озера, не далее 10 метров по глубине, археологами найдены многочисленные строения, датируемые от рубежа новой эры до XV столетия. За весь период существования озера не было проделано какого либо детального исследования подводных памятников. И не случайно среди мира науки озеро называют «Атлантидой Центральной Азии», неразгаданной тайной Великого Шелкового Пути.
Интерес к подводным памятникам Иссык-Куля возник почти два столетия назад. Архивные записки, отчеты первых путешественников, журнальные заметки и статьи об остатках таинственных строений на Иссык-Куле время от времени появлялись в печати [Галицкий и др., 1973].
Пионерами можно назвать Ч.Ч. Валиханова, П.П. Семенова-Тян-Шанского, Г.А. Колпаковского, Н.А. Аристова, В.В. Бартольда. В ХХ веке археологические разведки и обследования на Иссык-Куле проводили П.П. Иванов, Л.С. Берг, Р.А. Орбели, Д.Ф. Винник. С 1980-х годов начали исследования подводных памятников Иссык-Куля В.П. Мокрынин и В.М. Плоских.
Надо сказать, что первая попытка археологических подводных исследований на Иссык-Куле была предпринята по инициативе Семиреченского военного губернатора Г.А. Колпаковского еще в 1871 г. (кыргызская территория Иссык-Куля входила в состав этой новой колониальной области России). Колпаковский высылает туркестанскому генерал-губернатору К.П. Кауфману подводные трофеи (медные чаши со дна, серебряные монеты и пр.) и просит разрешение выписать из Кронштадта водолаза («человека развитого, способного, сильного и непьющего»), а из Англии или Франции водолазные скафандры. Но дело из-за недостатка средств так и осталось неосуществленной мечтою.
В советские годы озеро Иссык-Куль стало закрытой территорией для иностранцев (из-за военных объектов), а собственных средств на дорогостоящие подводные раскопки памятников не было. С большим трудом республиканская Академия наук в середине 1960-х годов приобрела акваланги, и Д.Ф. Винник начал рекогосцировочные, разведочные работы по фиксации подводных памятников на Иссык-Куле. Затем, в 1980-х годах эстафета перешла В.М. Плоских и В.П. Мокрынину. В 1985-1989 гг. кыргызские археологи совместно с аквалангистами из Московского Института стали и сплавов провели небольшие работы на Иссык-Куле, сосредоточив основное внимание на полуобнажившемся городище Сары-Булун в Тюпском заливе. По итогам была высказана гипотеза об отождествлении этого городища с исторической столицей большого племенного образования Усунь (на рубеже до н.э. и новой эры) [Мокрынин, Плоских, 1988; 1992; 1994]. Последующие работы все более подтверждали эту гипотезу. Результаты исследований были обобщены в трех книгах В.П. Мокрынина и В.М. Плоских с соучастием И.Т. Айтматова и А.У. Конурбаева [Мокрынин, Плоских, 1988; 1992; 1994]. Издается на русском и английском языке буклет «Катастрофы Иссык-Куля», снимаются два телефильма о наших подводных археологических исследованиях Иссык-Куля (реж. В. Видугирес и К. Акматалиев) и один рекламный клип (реж. Е. Котлов).

Перспективные объекты для фундаментального исследования на Иссык-Куле
Исследование с точки зрения археологии и экологии озера Иссык-Куль предполагает собрание больших археологических материалов. Изучение древних памятников и экологии водного бассейна в целом даст возможность для анализа и изучения целой области в регионе на предмет радиации, характера и степени загрязнения воды, изучения памятников истории и культуры.
В соответствие с вышеизложенным, наиболее перспективны в научно-исследовательском плане следующие зафиксированные нами объекты:
Античный Чигу – затонувшая столица Усуней на Великом Шелковом Пути (местность называется Сарыбулун). Ученые вот уже второе столетие дискутируют о его локализации. Наши исследования позволяют высказать гипотезу (которая, уверены, подтверждается) о нахождении столицы на южном побережье Тюпского залива у совр. с. Песчаное.
Во II в. до н.э. китайский странник поневоле Чжан Цянь первым прошел из Китая в Центральную Азию, был в плену у могущественных хуннов, был гостем усуней, столица которых располагалась на живописном берегу Иссык-Куля. Чжан Цяня называют, и справедливо, первооткрывателем Великого Шелкового пути - торговой артерией, соединившей мир Востока и мир Запада. В самой середине этой трансконтинентальной торговой артерии лежало озеро Иссык-Куль, на берегу которого китайцами была отстроена столица усуньского государства - город Чигу или Чигучэн (буквальный перевод с китайского – «город Красной Долины») с прекрасными дворцами и крепостными стенами Ученые долго спорили и размышляли, где находилась столица усуней, о которой много писали китайские историки, но местоположение которой точно не указали. Найти её долго не удавалось. А все дело оказалось в том, что город Чигу вскоре после крушения усуньского государства ушел под воду Иссык-Куля. И нужно было время, терпение и... везение, чтобы его обнаружить.
… Это произошло в полевой сезон 1985 года. Во время Иссык-кульской экспедиции (руководитель профессор В. Плоских, начальник археологического отряда - доцент В. Мокрынин) на дне Тюпского залива мы впервые обнаружили следы крупного городища. Находки свидетельствовали, что оно существовало где-то в первом тысячелетии до нашей эры. Но все это нужно было еще доказать скрупулезными изысканиями, научными исследованиями. Мы предположили, что нашли развалины знаменитого города Чигу – ставки могущественного правителя древнеусуньского племенного союза на Иссык-Куле, важного промежуточного торгового пункта на зарождавшемся Великом Шелковом пути. Исходя из этого, мы на наши первые прибрежные и подводные трофеи стали смотреть как на предметы материальной культуры столичной ставки древних кочевых владык.
Последующие находки – одна древнее другой – все более уводили нас от рубежа новой эры к началу первого тысячелетия до новой эры – ко времени завершающего этапа эпохи бронзы и становления сакского кочевого союза племен. Это позже ему на смену пришел усуньский племенной союз, а затем и государство со столицей Чигу, впитавшей в себя все элементы предшествующих культур.
Так мы обнаружили неизвестное сакское городище на берегу Иссык-Куля, которое позже со временем выросло в столицу усуньского государства (рубеж новой и до новой эры).
За три последующих полевых сезона на побережье и под водой нам удалось собрать довольно солидную коллекцию предметов материальной культуры, которая дает представление о жизни столичных обитателей, их занятиях и быте. Все предметы долгое время находились под водой и покрыты известковыми наростами.
Находки в Чигу мы подразделили на четыре группы: керамика, изделия из камня, металлические изделия, поделки из рога.
Даже беглый обзор материальной культуры с кратким экскурсом в ее хронологию свидетельствует о долгой жизни затонувшей столицы. Определение времени его зарождения, расцвета и гибели связано с большими трудностями, которых не знает традиционная археология. Да и само изучение подводных памятников неизмеримо сложнее, так как нельзя проследить взаиморасположение культурных наслоений и датирующих предметов материальной культуры в них. Исследователю остается единственный метод определения времени жизни городища – сравнение находок с хорошо датированными вещами, добытыми при раскопках иных археологических памятников на суше (метод аналогии).
Привязка исторического Чигу к определенному городищу имеет важное научное значение. Если дальнейшие изыскания подтвердят наше предположение, то скудная письменная история города – ставки усуньских правителей-кунбагов получит не только точную локализацию на местности, но прочную фактологическую базу, покоящуюся на беспристрастных и многочисленных археологических материалах. Отождествление городища Сарыбулун с Чигу позволяет установить многие ранее неизвестные факты, имеющие не только историко-познавательное, но и политическое значение. Важнейшие из них:
1. Чигу не был основан какими-либо иноземцами во II в. до н.э., как это представлено в некоторых современных трудах зарубежных ученых. Он уже существовал, и только впервые упомянут в китайских летописях в связи с событиями того времени. Жизнь на городище документируется археологическими находками, по меньшей мере, на 500 лет раньше первого упоминания, что позволяет предполагать местоположение здесь ставки еще раннесакских вождей.
2. Чигу был не только городом-ставкой кочевого владыки, но и городом ремесленников и земледельцев.
3. Культура оседлого населения Прииссыккулья в I тыс. до н.э. была тесно связана с культурой среднеазиатских поселений и, прежде всего, Ферганы.
Сведения, принесенные в Китай послом и путешественником Чжан Цянем, получали археологическое подтверждение о Великом Шелковом пути.
Сегодня прошедший на берег Тюпского залива путник или опустившийся здесь под воду аквалангист могут прикоснуться лично к древним реликвиям некогда затонувшей столицы. Студенты КРСУ собрали целую коллекцию керамики и каменных зернотерок античного времени с этого городища.
Барсхан (Барскоон). Средневековой арабский географ Гардизи приводит и легенду об основании города Барсхан.
...Александр Македонский, покорив в 334-329 годах до н.э. персидскую державу, взял в знатных семьях заложников, дабы предотвратить вполне возможные мятежи. Отправляясь в поход на Китай и Индию, он взял было с собой и заложников, однако, оказавшись в стесненных обстоятельствах, вынужден был бросить знатных персов на берегу Иссык-Куля. Сыновья персидских вельмож, потеряв надежду вернуться домой, отстроили здесь городок на свой манер, а местности дали название Барсхан. Живописцы разукрасили дома полихромным многоярусным панно, наподобие согдийских, уструшанских и тохаристанских. Их исследованием еще предстоит заняться, но, судя по всему, часть города вскоре оказалась под водой, а вторая часть осталась на возвышенном плато озера.
Надо сказать, что мы с Мокрыниным обнаружили в современном Барсхане медные бляшки с изображением хищных кошачьих морд, относящихся по времени к сакскому периоду, т.е. периоду борьбы местных жителей саков с воинами Александра Македонского. Аналогичные, синхронные по времени бляшки были найдены казахскими археологами в 1969 г. при раскопках сакского кургана Иссык между озером Иссык-Куль и городом Алма-Ата. Только иссыкские бляшки были золотыми, сохранившиеся в обширной коллекции не грабленого кургана, который содержал сотни предметов искусства из золота и серебра. Из них самой примечательной явилась серебряная чаша с сакскими письменами, которые ещё предстоит дешифровать…
Проезжая по Иссык-Кульскому побережью, путники могут видеть спускающиеся с гор цепочки курганов, которые уходят к побережью, и далее под воду. Они вполне могут содержать сокровища оказавшего не грабленым иссыкского кургана.
Не так давно студенты принесли нам с Иссык-Куля византийскую монету, выброшенную волнами на берег. Приносят бронзовую и медную утварь, золото предпочитают не афишировать.
Дархан. Знаменателен находками в воде сакских бронзовых изделий (трех кинжалов, сливного сосуда, бронзового зеркала). К берегу подступают остатки средневекового городища, служившего райским местом отдыха уставших путников, следовавших из Китая по Великому Шелковому пути далее на запад. Предстоит всестороннее исследование как могильника под водой, так и поселения на берегу.

Христианский монастырь на дне озера?
Наиболее перспективно на сегодняшний день продолжение поисков христианского монастыря, ушедшего в XV в. под волны Иссык-Куля.
В архивной записке сведений о церквах Семиреченской области, составленной 1 февраля 1915 года, записано одним из обследователей: «В 9 часов вечера 8-го сентября я прибыл в Иссык-Кульский Свято-Троицкий миссионерский монастырь, расположенный на северо-восточном берегу Иссык-Кульского озера в 41 версте от города Пржевальска. Замечательно, что вблизи монастыря, около устья рек Тюп и Кой-Су, сохранились под водой останки древнего города. В этом именно городе, по предположению ученых-археологов, и существовал армянский монастырь…».
А вот, что можно прочитать в книге митрополита Бишкекского и Среднеазиатского Владимира «Земля потомков патриарха тюрка» о христианском аспекте духовного наследия кыргызов, изданной в Москве в 1992 г. Цитирую: «На Кыргызской земле нашло посмертное упокоение тело святого апостола и Евангелиста Матфея. Как известно, мученическую кончину за Христа он принял в Сирии. Откуда, по-видимому, еще во II или III веке бежавшими от древнеримских гонений христианами честные мощи апостола были унесены в край, славившийся широкой веротерпимостью. Эта святыня хранилась в монастыре, расположенном на берегу озера Иссык-Куль; весь христианский мир знал о ее местонахождении».
В свое время, в период путешествия на Тянь-Шань в 1856-57 г., русский путешественник П.П.-Семенов-Тан-Шанский впервые опубликовал сведения о так называемой Каталанской карте 1375 г., виденной им в середине прошлого века в Венеции, об изображении на ней города и озера Иссык-Куль и на северном его побережье монастыря несторианских христиан (Академики В.Бартольд и Н.Мар называют его армянский монастырем.). П.П.Семенов упомянул, что несториане-христиане, бежавшие с Ближнего Востока (из Сирии) в глубь Азии, основали в XII веке (т.е. в тот же караханидский период кыргызской истории) свой монастырь на берегу Иссык-Куля.
Ученый не нашел на побережье следов монастыря, но высказал предположение, что он вполне мог быть построен в Курментинской бухте и позже затонул.
Поблизости от затонувшей святыни в 1882 году был основан Свято-Троицкий мужской монастырь. Побывавший в этих местах в конце XIX века барон А. Каульбарс, писал: «Замечательно, что неподалеку от Иссык-Кульской Троицкой обители, у устья рек Тюп и Кой-Су сохранились под водой развалины древнего города». В этом городе предположительно и существовал тот армянский монастырь, где, согласно предания, находятся мощи Евангелиста Матфея».
Средневековый монастырь вполне мог вместе с древним городом оказаться под водой на дне озера в районе современного с. Курменты (Тюпский залив, сев.-вост. Иссык-Куля), где встречаются предметы средневекового быта. Но целенаправленные археологические работы здесь не проводились.
Наши обследования 2001 и 2002 гг. убеждают нас в необходимости именно здесь, в бухте Светлый Мыс в первую очередь провести археологические работы в поисках затонувшего монастыря.
Заслуживают внимания еще три объекта на Иссык-Куле, связанные с затонувшими городами.
1. Тору-Айгыр. Северно-западный берег Иссык-Куля. Некоторыми исследователями отождествляется со средневековым городом Сикуль. Остатки верхнего городища на берегу, нижнего – под водой. На берегу раскопаны остатки жилищ и баня (Д.Ф.Винник), на дне встречаются глиняная посуда, обоженные кирпичи, кости человеческого скелета и животных. Одна из гипотез – возможное место средневекового монастыря X-XIV вв.
2. Между сел Баетово и Чолпон-Ата, у полуострова Вали Котика. Под водой остатки уложенных каменных плит, аллея спиленных деревьев, кости скелетов X-XIV вв. Средневековые источники (Араб-шах, Мухаммед Хайдар) сообщают о замке Тимура на Иссык-Куле, где он содержал свою семью в годы неурядиц и далеких походов.
3. Кой-Сары, средневековое городище, затопленное на рубеже XV-XVI вв. и «вышедшее» из-под воды мелевшего озера уже в XX в. недалеко от г. Каракола, областного центра на юго-восточном побережье Иссык-Куля. В 1894 г. обследованном В.В. Бартольдом, в 1926 г. П.П. Ивановым, найден камень с тюркской письменностью (т.е. «орхоно-енисейской»), который позже бесследно исчез. В 1960-х гг. Д.Ф.Винником проведены частичные раскопки городища (уже обнажившегося дна озера). Обнаружены керамические трубы водопровода, остатки городских стен из жженного кирпича, глиняная посуда, изделия из металла, монеты, каменные зернотерки средневекового периода. Раскопан некрополь с групповыми захоронениями, отданными отступившими водами озера.
Природно-экологические колебания имеют место и в наше время. Сегодня очень важно знать максимальный и минимальный уровень поверхности озера для ответа на вопрос о вероятном воздействии изменения экологического баланса на пиковые колебания воды в озере.
Активное осваивание акватории озера Иссык-Куль и его окрестностей в течение прошлого столетия, с центрами самых больших экологических катаклизмов (ядерные испытания на Лобноре в Китае и Семипалатинском полигоне в Казахстане) оказывают отрицательное влияние как на само озеро, так и на его природно-экологическую систему, на судьбу проживающих здесь людей.
Что происходит с озером Иссык-Куль сегодня, каковы перспективы сохранения и развития биосферы, какие меры охраны необходимы – все это сопровождает объект нашего исследования. Необходимость представления точной картины всего происходящего послужит базой для развития экономики республики, решения социальных и экологических проблем молодой Кыргызской Республики, развитию здесь международного туризма.
Кыргызстан – малоизвестное молодое государство с многочисленными небольшими памятниками древней истории. Озеро Иссык-Куль достойно внимательного исследования загадочных подводных городов, особенности флоры и фауны котловины. Обилие подводных городов свидетельствуют о высокоразвитых цивилизациях прошлого. Главные направления будущих исследований: хронологическая разработка известных подводных поселений и открытие новых объектов, обобщение ранее известных и собрания новых фактов, которые объясняют характер катаклизмов, имеет место в прошлом и продолжается до настоящего времени.
В результате предстоящих поисков намечается исследование исторических и географических явлений громадного Тянь-Шаня и его жемчужины – озера Иссык-Куль. Будет найдена причина колебаний водного уровня и его влияния на развитие древних цивилизаций в этой области. Точное определение палеографии и геоморфологии области позволит идентифицировать древние подводные поселение с историческими названиями, упомянутыми в работах средневековых географов. Археологические объекты дадут отчеты по истории и духовной культуре древних жителей, экологически факты дадут ответы относительно антропогенеза озера Иссык-Куль в настоящее время.
Использованная литература
Галицкий В.Я., Абышкаев А.Ш., Плоских В. М., Айтмамбетов О.Д. Русские путешественники и исследователи о кыргызах. - Фрунзе, 1973
Джумагулов Ч. Эпиграфика Кыргызии. Вып.2. - Фрунзе, 1982
Конурбаев А., Мокрынин В., Плоских В. Город великого путешественника. - Бишкек, 1994
Мокрынин В., Плоских В. (с участием И.Т. Айтматова). На берегах Иссык-Куля. - Бишкек, 1992
Мокрынин В.П., Плоских В.М. Иссык-Куль: затонувшие города. - Фрунзе, 1988
Перегудова С.Я. Таш-Рабат. - Фрунзе, 1989

Плоских В.М.
http://history.krsu.edu.kg/index.php?option=com_content&view=article&id=63:------&catid=16&Itemid=93


Kyrgyzstan travel